«Очень жаль мне тех, которые не бывали в Евпатории»

Статья из архива сайта. Написана летом 2012 года…


Курортный сезон в разгаре и давно перевалил за свой «экватор». Курортники купаются в море, загорают, гуляют по улицам, а местные жители пытаются угодить и соответствовать, если не стандартам, то хотя бы потребностям. И даже самый ленивый евпаторийский «Илья Муромец», на время лета, встает со своей печи или прямо на ней мчит на вокзал, чтобы стойко и настырно с табличкой «сдавать жилье». Лето – сумасшедшая пора, лето – это три месяца безудержной попытки горожан «заработать сразу все деньги Мира», понравиться и подарить теплые воспоминания о нашем городе. А вот здесь пауза… Воспоминания, впечатления и эмоции… Вот! Вот то, чего действительно хотят все, кто каждый год (или в первый раз) приезжают в наш город. Это очень интересная тема для целого цикла статей, состоящих из впечатлений и эмоций.
Поэтому мы решили порадовать вас и порассуждать о том, как это было, есть и что нужно, чтобы было лучше. Сегодняшний пост – это не просто впечатления – это часть истории нашего города. Сегодня мы публикуем впечатления от отдыха в нашем городе Великих людей прошлого.


1925 год. Николай Островский:
«Насколько мог окинуть глаз — величественное спокойствие сине-черного, как полированный мрамор, морского простора. Где-то в далекой голубой дымке терялись его границы: расплавленное солнце отражалось на его поверхности пожаром бликов. Грудь глубоко вдыхала живительную свежесть морского бриза, а глаза не могли оторваться от великолепного спокойствия синевы. Ласково подбиралась к ногам ленивая волна, лизала золотой песок берега».


1915 год. Константин Станиславский:
«…Здесь очаровательно! Все то, что мне нужно… Чувствуешь море. Никогда жарко не бывает. Совсем не так, как в Ялте. Здесь всегда есть движение воздуха, то из степи на море, то — обратно…»


1925, 1926, 1927 и 1928 года. Владимир Маяковский:
«Евпатория — это вещь!»
Городу Маяковский посвятил широко известное стихотворение «Евпатория»,
датированное 3 августа 1928 г.:

Чуть вздыхает волна, и, вторя ей,
Ветерок над Евпаторией.
Ветерки эти самые рыскают,
Гладят щеку евпаторийскую.
Ляжем пляжем в песочке рыться мы
Бронзовыми евпаторийцами.
Скрип уключин, визги и крики —
Развлекаются евпаторийки.
В дым черны, в тюбетейках ярких
Караимы — евпаторьяки.
И, сравнясь, загорают рьяней
Москвичи — евпаторьяне.
Всюду розы на ножках тонких.
Радуются евпаторенки.
Все болезни выжмут горячие
Грязи евпаторячьи.
Пуд за лето с любого толстого
Соскребет евпаторство.
Очень жаль мне тех, которые
Не бывали в Евпатории.


1891 год. Леся Украинка:
«Теперь живу здесь у самого что ни на есть моря… есть достаточно времени, чтобы писать, если бы только могла писать. Надеюсь, что море мне поможет,— спасибо ему и южному солнцу, у меня прошла малярия, которая мучила меня всю весну…»


1933 год. Корней Чуковский:
«В Евпатории, как и в Ялте, пошлятина: берут честные, прекрасные морские ракушки, раскрашивают их и делают из них всевозможные неестественные узоры. В Евпатории есть мастерская этих изуродованных ракушек под жеманным названием «Дар морского дна». Продавцы кричат: молодая лечебная пшонка. Неподалеку от нас есть сапожник, который, уходя на обед, снимает вывеску и уносит с собою: воруют. Вообще воровство в Евпатории сказочное. Воры читают по афишам, какой актер когда выступает, и пробираются к нему именно в ту минуту, когда он, волнуясь, выходит на эстраду…»


1912 год. Алексей Толстой:
«…В это лето в Крыму был необычайный наплыв приезжих с севера. По всему побережью бродили с облупленными носами колючие петербуржцы, с катарами и бронхитами, и шумные, растрепанные москвичи с ленивой и поющей речью, и черноглазые киевляне, не знающие различия гласных «о» и «а», и презирающие эту российскую суету богатые сибиряки; жарились и обгорали дочерна молодые женщины и голенастые юноши, священники, чиновники, почтенные и семейные люди, живущие, как и всё тогда жило в России, расхлябанно, точно с перебитой поясницей… В этой необычайной обстановке синих волн, горячего песка и голого тела, лезущего отовсюду, шатались семейные устои. Здесь все казалось легким и возможным…».
(отрывок из трилогии «Хождение по мукам»)


1919 год. Максимилиан Волошин:
Мел белых хижин под луной,
Над дальним морем блеск волшебный,
Степных угодий запах хлебный,
Коровий, влажный и парной.
И русые при первом свете
Поля… И на краю полей
Евпаторийские мечети
И мачты пленных кораблей.


1916 год. Император Николай II:
“В 7 час. утра прибыли в Евпаторию, когда я еще спал. В 10 час. вышли из поезда и, приняв депутацию, поехали в город. Погода была теплая, серая и ветреная. Посетили собор, мечеть и кенасу караимов, которую также посетил Александр Павлович в 1825 г. Затем осмотрели лазарет Аликс — приморскую санаторию с ранеными из Ц. Села. Прошел с Алексеем к морю и осмотрел ванны. Побывали еще в земской уездной больнице и вернулись в поезд в час с 1/4. После завтрака отправились запросто в город в дальний его участок на дачу, занимаемую Алей. Дети резвились на берегу на чудном песку, хотелось выкупаться, но воздух был прохладен. Выпив у нее чаю, приехали в поезд в 6 1/4 уехали из Евпатории. Город производит очень приятное впечатление и надо надеяться, разовьется в большое и благоустроенное лечебное место.”
(из личного дневника Императора)

Вот такие воспоминания и впечатления о нашем городе были у Великих людей. В следующей статье мы узнаем о впечатлениях иностранцев и тех евпаторийцев, которые давно и надолго живут за границей!

Сейчас читают
Поделитесь своим мнением

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Яндекс.Метрика E-times © 2017 ·   Войти   · CityNews от GoodwinPress edited by AEM Наверх